Лев Толстой как зеркало русской мизогинии или, Почему место женщин у плиты